34
0
17 мая, 08:05
Дмитрий Левинский (webdaemon)
Field Coordinator в FBI – Federal Bureau of Investigation, Field Scout в Central Intelligence Agency и врач радионуклидной диагностики в КМКЛ №12

Чисто юридически в защиту миротворца

В защиту "Миротворца". Юридический разбор.

Харківська правозахисна група (ХПГ) сделала своё заявление (bit.ly/1VZbHWq) по поводу "Миротворца". Не международная организация, чьи заявления могут на что-то повлиять, но всё же. Наконец-то мы увидим юридический анализ произошедшего. Или не увидим.

Цитирую лишь по сути.

"Інформація про 4086 осіб не була взята з відкритих джерел інформації, а отримана з невідомих джерел без посилання на них. <...> Оприлюднення персональної інформації про подібну "акредитацію" є втручанням в приватність вказаних в списку осіб, і вони мають повне право звернутись з оскарженням порушення свого права до суду. На нашу думку, опублікування такої інформації на сайті "Миротворець" не є виправданим з погляду привернення суспільного інтересу до цього факту. Такі дії порушують право на приватність фігурантів цього списку, оскільки інформація була отримана не з відкритих джерел, що передбачало згоду на її оприлюднення, а з невідомого джерела. Відтак, це є підставою для вимоги вилучити зазначену інформацію та відновити порушене право на приватність".

ХПГ не использует ссылки на нормативно-правовые акты или судебную практику. Ведь это потребовало бы времени! Берут авторитетом. И я не буду стараться.

Здесь сопроводительный текст "Миротворца" к базе данных с журналистами: (imgur.com/DX6Blcy).

1. ХПГ приводит недостоверную информацию, что "отримана з невідомих джерел без посилання на них".

Было указано, что базу создало "Министерство информации" террористической организации "ДНР", о чём заявил руководитель этого структурного подразделения Елена Никитина. Далее "Миротворец" указывает "сегодня этот список у нас".

2. "Оприлюднення персональної інформації про подібну "акредитацію" є втручанням в приватність".

Не является. Цитирую ст. 26 ЗУ "Про інформацію" (bit.ly/1VZgiYE): "з метою створення сприятливих умов для здійснення журналістами, працівниками засобів масової інформації професійної діяльності суб'єкт владних повноважень може здійснювати їх акредитацію" и "усі дії, пов'язані з акредитацією, мають ґрунтуватися на принципах відкритості, рівності, справедливості з метою забезпечення права громадськості на одержання інформації через засоби масової інформації". Никаких ограничений на распространение информации об аккредитации нормы этого закона не налагают. Тем более, эти нормы действуют только тогда, когда обращаются к "суб'єкту владних повноважень", которым "Министерство информации ДНР" не является.

3. "Такі дії порушують право на приватність фігурантів цього списку, оскільки інформація була отримана не з відкритих джерел, що передбачало згоду на її оприлюднення, а з невідомого джерела".

Нарушают право на коммуникацию с представителями террористической организации, которая ведёт свою террористическую деятельность перманентно, о чём журналистам было заведомо известно, т.е. до "аккредитации"? К печали ХПГ, украинским законодательством подобные права и способы их защиты не описаны. Впрочем, как и уголовная ответственность за подобную коммуникацию и распространение информации о ней. О каком нарушении говорит ХПГ?

Добровольно передавая свои контактные данные во время "аккредитации" представителям террористической организации, которые не действуют в рамках законодательства Украины или международного права, не обрабатывают и не распоряжаются этими данными в рамках законодательства Украины или международного права, журналисты фактически выводят их из правового поля, в котором может (как "может быть") происходить их защита. Т.к. террористическая организация не является субъектом правоотношений в Украине, она не может гарантировать никаким образом сохранность и защиту (в любой форме) этих данных. Т.е. журналисты добровольно передают свои данные, осознавая, что они не знают, кем и как будет использована эта информация, что они не смогут получить информацию о действиях с ней, не смогут контролировать её распространение и затребовать уничтожение этой информации.

По своему фактическому и юридическому смыслу, это совпадает (sіс) с процессом превращения информации в "открытую" или "публичную", свободно распространяемую информацию.

Но, так как журналисты осознают всё это до передачи данных, т.е. до фактического вывода их из правового поля Украины и международных договоров, они дают согласие (принимают решение о передаче данных с указанными выше условиями) на публичное распространение этой информации и в правовом поле законодательства Украины и международных договоров.

Соответственно, никаких претензий предъявить в судах они не могут.

Оригинал
Твитнуть
Поделиться
Поделиться